Драматург Татьяна Иващенко: “Я с детства мыслила диалогами”

Драматург Татьяна Иващенко

 

Сейчас Татьяна Иващенко — один из востребованных и популярных украинских драматургов. Автор 16 пьес и 41 успешного спектакля по ее произведениям в 22 театрах Украины. Первое воплощение его пьесы «Принц — водитель трамвая» было первой в Украине попыткой театральной антрепризы. А самая успешная ее пьеса «Тайна бытия» о взаимоотношениях Ивана Франка и его жены Ольги Хоружинской стала классикой украинской драмы и не только вошла в недавно выпущенную первую антологию современной биографической драмы, но и подарила ей название. Прошлый год для Татьяны Иващенко стал на редкость урожайным. Вышел сборник пьес «Семь аккордов». Среди 10 премьер по ее пьесам одна состоялась на сцене давно желанного театра — столичного им. И. Франко. А нынешний начался изданием еще двух сборников украинской драматургии, куда вошли произведения Иващенко.

— Татьяна, в прошлом году вашу пьесу увидела латвийская публика…

— В небольшом рижском театре, которым занимается наша диаспора, поставили «Тайну бытия». Им помог дрогобычский театр, который передал много костюмов из своего цеха. В том вижу благословения Ивана Яковлевича Франко.

— Еще одно подтверждение, что создание «Тайны бытия» и сценическая судьба в конце концов привели вас к такого своеобразного мистического диалога с ее героем — Иваном Франком. Это и продолжение поисков новых материалов о нем, и новые сценические интерпретации пьесы.

— Написана в 1998 году, она изначально была окутана таинственностью и совпадениями. Скажем, я родилась на улице Франко. Там родилась и моя мама, и жил мой папа. Меня крестили во Владимирском соборе, который тоже стоит на улице Франко. Моего родного дядю звали, как и поэта, Иваном Яковлевичем. И у Франка была сестра по имени Татьяна. Первый спектакль «Тайна бытия» состоялась в Театре на Подоле с замечательными актерами Владимиром Кузнецовым и Ларисой Трояновською. И только состоялся уже девятый спектакль — в Сумском Тюзе. Я счастлива, что именно в театре для детей и молодежи, потому что они, к сожалению, очень мало знают о Франко.

Столько прошло лет, а гения такого уровня больше нет на нашей земле. И просто необходимо, чтобы Франко и сегодня был с нами. Родными для него были украинский, польский и немецкий языки. А в целом он владел 14 языками.

При жизни Иван Яковлевич написал более 100 томов, но выдано только 50. Пожалуй, мало кто знает, что в советское время нельзя было издавать больше томов, чем написал Ленин. Поэтому много произведений Франко до сих пор в архивах. Сердце греет и то, что Иван Яковлевич удивительно связан с Киевом. Здесь у Павловской церкви он вступил в брак с Ольгой Хоружинской — девушкой из Центральной Украины. Также известно, что Франко как человек гениальная чувствовал Бога глубже. И имел многочисленные беседы с митрополитом Шептицким. А когда Ивана Яковлевича не стало, все говорили: «Митрополит не відспівуватиме Франко. Это невозможно». Но Шептицкий очень уважал поэта и тоже был фигурой неоднозначной — многие знаю, потому что собиралась о нем писать пьесу. И когда с просьбой об этом к нему обратилась дочь Франка Анна, Шептицкий лично именно в Киеве в костеле отслужил по нем панихиду.

— Последнее представление «Тайны бытия» состоялась в театре им. Франко. Как ее там восприняли?

— Очень хорошо. Художественный руководитель Станислав Моисеев уже имел опыт работы с моей драматургией, когда за его времен в Молодом театре была поставлена «Empty trash (Сжигаем мусор)», которая стала лидером сборов. Увидеть свою пьесу о Франко в театре его имени для меня всегда было мечтой. Хотя, признаюсь, в начале была встревожена тем, как молодой режиссер Андрей Май ее интерпретирует. А потом поняла: пусть он прочитает от имени своего поколения. Как следствие, на спектаклях аншлаги. А как мне, автору, было приятно слышать признание молодых зрителей, после спектакля они не смогли не подойти к памятнику Франко, рядом с театром, и говорили, спорили об увиденном.

— Интересный у вас получился тандем с херсонским режиссером Сергеем Павлюком. Новинка — моноспектакль «Рыцарь храма» в Херсоне.

— С Сергеем это уже четвертая пьеса и пятый спектакль. Сначала спектакля «Ідзанамі» и «Ролевые игры» в херсонском областном театре. Потом уже в киевском Театре на Подоле он поставил «Заказываю любовь». И до сих пор кассиры театра говорят мне, что на этот спектакль лишний билетик спрашивают уже с 17 часов.

А вообще каждый спектакль поначалу кажется чем-то эфемерным, невозможным. Ибо если ты написал роман, то лишь ищешь издателя, а для настоящей жизни пьесы от тебя ничего не зависит. И каждый раз, каждый спектакль как выигранный бой — столько препятствий и сложных испытаний.

Когда дала Сергею свою моноспектакль «Рыцарь храма», лишь попросила: «Скажи о своем впечатлении». Он отозвался сразу: «Мое!» А впервые поставили эту пьесу в Дрогобыче, для меня в знаковом театре. Будто Франко сказал: «Мне это нравится». Потому что считаю эту пьесу своеобразным манифестом. Именно в ней духовные вещи задекларировано открытым текстом.

Работа довольно сложная, потому что в ней несколько слоев. Есть тамплиеры и есть человек, который убивает, — киллер, который в прошлой жизни был тамплиером.

— Такая актуальная тема?

— Да. И хотя «Рыцаря храма» написано несколько лет назад, я почувствовала: это действительно актуально — война, оружие, торговля ею, смерть. Пьеса будто возвращает человека к вечности, призывая задуматься, зачем войны. У моего героя, киллера, выбор один: или он убивает брата за большие деньги, или убьют его, если выйдет из этой игры. Известную заповедь о том, что нельзя убивать, здесь проиллюстрировано небанально. Между прочим, и Иван Франко говорил о примирении между людьми, компромиссы, призвал: «Забудьте про войну и разрушение».

— А не было желания написать прозу?

— Всю жизнь считала себя драматургом. С детства мыслила диалогами. К сожалению, у людей какое-то упрощенное представление о драматургии. Что здесь писать: он сказал, она сказала, вставил матерное слово. И много людей, которые считают себя драматургами, на самом деле не являются ими. Ибо каждая пьеса — как роман. Если ты не выстроишь жизнь каждого персонажа, пьеса и сюжет развалятся. Не буду лукавить, что не хочу создать прозаическое произведение: есть давняя мечта о романе. И хотя драматургия — это моя фанатичная любовь, к сожалению, драматург — очень зависимый человек от всех: режиссера, актеров, директора театра. Я же театральный человек и понимаю закон театра: автор умирает в режиссере, режиссер умирает в актерах, а они — в зрителе. И только тогда что-то рождается. А в прозе ты сам себе царь. Но я начала еще пять пьес, и надо их довести до финала.

— Не раскроете тайну, о чем они?

— Пока не написано, нет. Но могу сказать про один интересный замысел. В дрогобычском театре обратились к моей пьесы «Еmpty trash» и делают из нее балет (!). Такого не ожидала. Между прочим, в детстве мечтала быть оперной певицей, не имея ни голоса, ни слуха. И для меня оперный театр — мечта, которая, конечно, никогда не может осуществиться. И вдруг!

— А как находятся темы для пьес? Сами генерируете или, может, заказывают театры?

— Сама, глядя на то, чего не хватает зрителю. Сейчас чувствуется, как он устал от чернухи и требует больше света и надежды. Хотя нам почему-то постоянно навязывают мнение, что это должен быть тот боль, которая существует в реальной жизни. Но я апологет позитивного. В том и есть театральный ход, когда зритель будто развлекается, а одновременно и плачет, и смеется, и задумывается.

У меня есть примеры помощи людям театра. Моя любимая актриса и соратница Лариса Трояновская рассказывала, что на «Таины бытия» всегда были школьники из соседнего лицея. И один из них потом уехал в США. Направил в лицей письмо: «Я вспоминаю наш лицей. Но с Киевом у меня связана память об спектакль «Тайна бытия». И еще о восприятии «Побега из реальности» в Украинском малом театре. На спектакль, что была дневной, с классом пришла одна девочка. Планировали, что после театра они с мамой пойдут в магазин покупать обувь. Но девушка сказала маме: «Не могу! Не хочу думать ни о какой обуви, потому что думаю только о судьбе героев спектакля». Потом эта мама пришла к режиссеру спектакля Валентины Кімберської: «Что случилось с моим ребенком? Она сказала, что никогда даже не касаться наркотиков, хоть ей уже предлагают».

— Недавно состоялась презентация сборника «Мотанка», где напечатано ваше «Ідзанамі».

— Для каждого драматурга чрезвычайное происшествие быть напечатанным. Я в этом счастливый автор. Но мне всегда хотелось, чтобы был сборник, который бы нас, украинских драматургов, объединил. И это произошло благодаря Ярославу Верещакові. Он собрал 20 талантливых драматургов, а для оформления придумал для каждого автора украинскую куклу-мотанку. И вышло настоящее произведение искусства.

— Татьяна, к вам пришло признание, реализация написанного. Помню, как вы тяжело и долго пробивались.

— Но это, наверное, естественно. У кого-то легко идет, а кто-то эти пороги трудно переплывает. Наверное, для закалки души моей они были нужны. Не могу жаловаться, это будет несправедливо, потому что ежегодно имею премьеры — две-три, а в прошлом году аж десять. Считаю, что судьба и тот, кто над ней, ведет меня за руку, и в этом нет моих личных заслуг.

Галина ЦЫМБАЛ

Добавить комментарий