Скрипачка Богдана Пивненко: “Знаю, что журналисты назвали меня “Паганини в юбке”

Скрипачка Богдана Пивненко

 

Ее отец – выдающийся художник, который вошел в сотню живых гениев человечества, Иван Марчук. Однако для творческой судьбы госпожа Богданы не кисть стала определяющим, а смычок. Она известный музыкант, виртуозно исполняет произведения мировой классики. И основной своей задачей считает прежде всего пропаганду украинской музыки. О творчестве, о личном и будет разговор с заслуженной артисткой Украины, лауреатом международных конкурсов Богдана Пивненко.

– Госпожа Богдано, как почувствовали, что ваше призвание – музыка, и именно скрипичная?

– Мне было тогда семь лет. С мамой шла по улице, она увидела объявление о наборе по классу скрипки. Спросила меня, не хотела бы записаться, я сразу согласилась. К тому же со временем мне очень понравилась учительница. Она смогла меня заинтересовать, вселила желание учиться игре на скрипке.

– Как стали ученицей одного из основателей современной украинской скрипичной школы знаменитого Богодара Которовича?

– С мамой жила в Харькове, училась в музыкальной десятилетке. То в наш город приехал Богодар Которович. Знаменитый скрипач организовал мастер-класс. Мне захотелось также сыграть на этом мероприятии. Богодару Антоновичу моя игра понравилась, он пригласил меня продолжить обучение в столице, в своем классе. Просто не могла не воспользоваться такой удачей. Поэтому поехала в Киев девятиклассницей.

– Но на самом деле удача не всегда сопутствовала вам на скрипичной стезе?

– Да, не всегда все шло на лад, были разочарования. Даже иногда считала, что лучше все-таки бросить музыку. Поступила в экономический университет. Год проучилась и поняла – не мое. Сначала взяла академический отпуск, а затем и вообще не вернулась в университет. Я вполне отдавалась скрипке, давала концерты. Честно говоря, с трудом пробивала себе дорогу в творческой жизни. Один глава национальной музыкальной академии в свое время даже бросил мне: «Ты – выскочка, тебя не рады нигде видеть». Доказала своей настойчивостью, ответственностью в скрипичной труда – такие советы.

– Скрипач-музыкант – это женское?

– Скрипач для меня, независимо от пола, – это когда человек не может жить без скрипки, когда инструмент становится голосом души твоей необходимости брать его и дарить людям минуты радости, приятного, божественного. А когда еще и прекрасно, или виртуозно значит, это – наивысшее удовольствие.

– За вами прочно закрепились с легкой руки моих коллег высказывания: «Паганини в юбке» и «Бегущая». Они точно отражают ваше музыкальное существо, призвание?

– Наверное, многие читали известную сказку «Алиса в стране чудес». Главная ее героиня уверена: чтобы оставаться на месте, нужно постоянно бежать. Для музыканта, как и для любой творческого человека, на мой взгляд, это утверждение слишком важное, чтобы не терять интерес публики. Вот я и бегу, открываю для себя новые музыкальные произведения, авторов, коллективы и зрителей. Скажем, в Украине играла не только с известными столичными и национальными ансамблями, оркестрами, но и с коллективами Львова, Тернополя, Одессы, из других городов.

Знаю, что журналисты назвали меня «Паганини в юбке». Это большая ответственность. Скрипачи не часто берутся исполнять произведения этого великого итальянского композитора. Николо Паганини был скрипачом-виртуозом. И его музыка требует эффектного, блестящего исполнения, а значит, продемонстрировать скрипачу весь свой талант, совершенную технику игры, высшая степень мастерства. В моем репертуаре есть произведения Паганини.

– Имел удовольствие услышать не менее технически сложный концерт для скрипки с оркестром №5 бельгийского композитора Анри Вьетана, который вы выполнили вместе с симфоническим оркестром Тернопольской областной филармонии.

– Этот концерт Анри Вьетана музыканты знают, но правы: его мало кто выполняет за технической сложности. Он привлек, потому что мне интересно принимать такие вершины. Когда их покоряешь, то, как в горах, открываются новые горизонты.

– Рад, что вы еще и активно популяризирует произведения украинских композиторов.

– Да, я перважно занимаюсь украинской музыкой. Считаю, что это моя задача или миссия. Особенно, чтобы она была широко представлена прежде всего в медиа-пространстве. Современный слушатель или зритель что делает? Правильно: заходит во всемирную паутину и ищет, смотрит, слушает музыку на свой вкус, стремится иметь ее записи в собственной фонотеке. Я на концертах не просто выполняю украинский скрипичную музыку, но и рассказываю о ней, об авторах. Когда играю украинскую музыку, чувствую ее на генетическом уровне. По ней не существует еще стереотипов, я свободна в ее прочтении. С большим удовольствием выполняю произведения Мирослава Скорика, Евгения Станковича, Валентина Сильвестрова, Владимира Зубицкого и тому подобное.

В свое время загорелась выдавать «Антологию современной украинской музыки» в цифровом формате. Финансировать этот проект взялся мой первый муж, бизнесмен Владимир Шульга. Для иллюстрации компакт-дисков использовали картины моего отца Ивана Марчука. Но Володя погиб. Со вторым мужем Олегом Павлюченков прониклись популяризацией украинской классической музыки. Он снимает наши концерты и выставляет в YouTube. Украина и мир благодаря этому может видеть и знать, что играем. Ведь чтобы достойно конкурировать на международных широтах, надо, чтобы об украинской музыкальной культуре знали. Мы же имеем, я бы сказала, колоссальную музыку, прекрасных композиторов.

– Два года назад вы организовали проект поддержки музыкально одаренных мальчиков и девочек «Мы дети твои, Украина». Как созрел замысел такого хорошего дела?

– Скорее неожиданно. Я участвую в жюри крупнейшего детского конкурса «Аккорды Хортицы», где соревнуются несколько мальчиков и девочек в разных музыкальных направлениях. Слышала там и увлекалась игрой некоторых детей. Мне захотелось, чтобы они выступили на большой сцене вместе с оркестром. Более того – этот концерт закрывал кто-то из выдающихся представителей современной украинской классической музыки. Замысел удалось осуществить. Я пригласила прежде всего юные таланты из Крыма, Харцызска, Макеевки, других городов Донбасса, через российскую агрессию стали переселенцами. Средства, собранные от концерта, передали на нужды детей. Поэтому получили приглашение на наши выступления в Париже, Вене, Нью-Йорке (в штаб-квартире ООН), в Вашингтоне.

Никогда и не думала, что буду своих учеников. Сейчас их уже десяток.

– Ваш сын Богданчик также увлекается скрипкой?

– Ему девять лет. Он, видимо, в поисках своего призвания. На скрипке ему нравится выполнять «Щедрик», любит играть на рояле, сейчас нашел себя в фортепиано и джазовых барабанах. Еще имеет талант к рисованию. Мой отец всегда заходит в комнату, где развешаны Богданчику картины, смотрит и говорит: «Молодец!».

– А вами отец гордится?

– Еще бы! Когда есть возможность, обязательно приходит на мои концерты. В целом он гордится мной, а я – очень горжусь им, его творчеством. Говорит, что я очень на него похожа, прежде всего характером.

– Наверное, не каждый знает, что вы – дочь знаменитого Ивана Марчука. Неужели не желали взять себе его фамилии?

– Отец хотел. Но к тому времени меня уже знали как Богдану Пивненко. Намеревалась написать Пивненко-Марчук, но никак не найду времени на эту бумажную волокиту.

Замечу: благодаря папе я познакомилась со своими двумя мужчинами. Первый, предприниматель Владимир Шульга, был страстным поклонником творчества моего отца, помог ему издать монографию, организовать выставку. Второй, кинорежиссер Олег Павлюченков, снимал о нем документальный фильм.

– Как храните память о первом муже?

– За день до трагического события я собиралась в Запорожье, чтобы быть в жюри детского конкурса. Почему-то очень хотела, чтобы Володя сопровождал меня. И он остался в Киеве. Следующей ночью произошло непоправимое. Смерть мужа я пережила очень тяжело, очень донимал отчаяние, депрессия, сидела на антидепрессантах, пришлось обращаться за помощью к психотерапевтам. Так продолжалось три года. Думаю, Олег Павлюченков в моей жизни появился вовремя и дал мне надежду жить дальше. Светлую память о Владимире в нашей семье свято храним. Каждое лето сын Богданчик вместе со мной отдыхает в Карпатах – в родном селе своего отца, общается с родственниками.

Читателю на заметку: как известно, установка на могилу умершего человека памятника в виде сердца – http://gabriel.by/tipy-pamyatnikov/v-vide-serdca.html символизирует к усопшему большую любовь и признательность. Компания “Габриэль” предлагает обратить внимание именно на такой вид памятника для своих близких.

– Вы – центр семейного очага?

– С появлением в моей жизни второго мужа я стала меньше ездить на гастроли. Дважды даже отказывалась от них. Ведь семья для меня стала важнее. Часто к нам наведывается отец, все вместе отдыхаем, путешествуем Украиной и зарубежьем.

– Играете специально для мужчины?

– Он постоянно слышит, как дома я репетирую, бывает на моих концертах, записывает их, чтобы обнародовать в медийном пространстве. Но как-то вернулся Олег поздно вечером с работы, а я сразу попросила его послушать два концерта Паганини и Бетховена, которые подготовила. Он выслушал и тихо сказал: «Может, ты мне хоть чаю налей?»

Сын, муж, отец меня вдохновляют. Мы не просто единомышленники, мы на одной волне живем. Стараюсь так распланировать время, чтобы вечер посвятить им. В конце концов, у меня никогда не бывает выходных. Половину домашних дел взял на себя Олег: готовит, моет посуду. Он – золотой! Я говорила своим мужчинам, что умею только играть на скрипке и украшать жизнь, а они, как ни странно, соглашались.

– Вы собственный рецепт исполнения желаний?

– Надо очень верить и хорошо знать, чего душа желает, потому что многие люди на самом деле не знают, чего хотят. Я хочу, чтобы наконец в Украине наступил мир. Стараюсь помогать нашим бойцам АТО, участвую в благотворительных концертах.

 

Иван Петров

Добавить комментарий