У каждого – своя боль

kinsbur

 

Вряд ли кто-то станет отрицать, что во Второй мировой войне государства антигитлеровской коалиции победили не Германию, а нацизм. Не менее очевидно, что в рядах тех, кто воевал на стороне Гитлера, далеко не все были нацистами. Вполне закономерно, что у потомков гитлеровских солдат отношения к прошлому двоякое – с одной стороны, никуда не денешься от исторической правды, а с другой – речь идет об их отцах и матерях. Именно поэтому трехсерийный немецкий фильм получил меткое название «Наши матери, наши отцы». С момента его выхода на экраны в апреле этого года кинокартину только в Германии и Австрии посмотрели деястки миллионов зрителей, в то время как Польша и Россия отреагировали на его появление официальным протестами, а влиятельные издания Великобритании назвали сериал «попыткой ревизии истории Третьего рейха».

Типичные судьбы в непростое время

Фильм рассказывает о судьбе пятерых молодых друзей-берлинцев – лейтенанта Вильгельма Винтера, его младшего брата Фридгельма, медсестры Шарлотты, влюбленной в старшего из братьев, певицы Греты Мюллер и его приятеля-еврея Виктора.

Возмущение англоязычного мира вызвал прежде всего показ безуспешных попыток Виктора Гольдштейна получить визу в американском посольстве на выезд из Германии. Впрочем, для историков никогда не было тайной, что обусловленамя в первую очередь экономическими причинами, политика ограничения эмиграции в США фактически обрекла на гибель в концлагерях многих немецких евреев. Также не секрет, что после конца Третьего рейха оккупационные английские и американские власти весьма либерально отнеслась к прежним даже далеко не рядовых функционерам-нацистов. Поэтому вряд ли стоит обижаться, когда в фильме чудом уцелевший Виктор Гольдштейн встречает в созданной союзниками немецкой администрации вчерашнего штурмбаннфюрера, лично причастного как к уничтожению евреев, так и к расстрелу любимой юноши – певицы Греты. И даже соответствие этой сюжетной линии кинокартины исторической правде не помешало одной из влиятельных британских газет написать, что «немецкая военная кинодрама стремится расширить ответственность за Холокост».

Читателю на заметку: для тех, кто интересуется сегодняшней жизнью в Германии незаменимым будет интернет-газета русской Германии. Последние события в Германии на ru-geld.de – это всегда самая достоверная и актуальная информация.

Не менее обосновано, что события фильма связаны только с войной на Восточном фронте – определяющем для гитлеровского рейха, что в очередной раз подтвердили своей работой немецкие кинематографисты. Собственно, к художественным достоинствам их произведения никаких претензий нет: на экране появляются талантливо отражение типичные судьбы в непростое время, которые вряд ли кого-то оставят равнодушными. И, прежде всего, немцев, для которых – это их матери и отцы, которым суждено стать и героями, и палачами одновременно, нюансы чего вряд ли способны передать чужие художники. Очевидно, большая ответственность тех, кто, кроме художественной убедительности, должен переживать как можно точнее соответствием сюжета историческим реалиям.

От мелкого – к большому

Только удивляешься, почему в киношных русских крестьян из Подмосковья, которых гитлеровские солдаты гонят на минное поле, – невиданный для этих краев прикид – подтяжки и какие-то молдаванские шапки. Знатоков истории военной техники вряд ли оставит равнодушными появление Фаустпатрона в руках советского пехотинца во время боев на Курской дуге, когда даже большинство немецких офицеров еще ничего не знали об этом новом виде оружия.

Впрочем, это мелочи по сравнению с шокирующей «осведомленностью» создателей фильма об участии украинцев в этой войне. Например, они «поручили» зачищать от евреев захваченый Смоленск именно украинской вспомогательной полиции, у бойцов которой желто-голубые повязки на рукавах. Вряд ли стоит объяснять, что в России хватало собственных коллаборационистов, из которых формировали полки и дивизии. Более того, даже на украинской территории полицейские никогда не носили желто-голубых повязок, впервые вымышленных создателями российского фильма «Матч».

Не менее провокационное упоминание в фильме об украинской части СС, будто охранявшей концлагерь на территории Польши. Во-первых, столь безопасную работу, где почти не было шансов погибнуть от вражеских пуль, поручали только эсэсовцам-арийцам. Во-вторых, трудно не обратить внимание, что единственной нацией, представители которой помогают нацистам, в фильме есть только украинцы. Как будто никогда не существовало ни Руссой освободительной армии Власова, различных казачих частей (а это сотни тысяч человек), ни сформированных из прибалтов подразделений, ни венгерских и румынских частей и т.д.

Унтер-офицерская вдова по-немецки

Как сообщила всезнающая пресса, бюджет фильма составил 14 млн. евро. Съемки проводились на территории Германии, Латвии и Литвы, где в массовых сценах участвовали почти 2000 человек и было использовано более 50 000 холостых патронов. И трудно не обратить внимание, что масштабные батальные сцены в кинокартине разворачиваются с боев на Курской дуге. Зато поход на Москву скорее напоминает далекую и именно поэтому изнурительную поездку.

Как ни парадоксально, немецкие кинематографисты во многом правы, потому что крах надежд Гитлера на скорую победу произошел под Коростенем и Новоград-Волынским. Героическая оборона войск довоенного Киевского особого военного округа, преимущественно укомплектованных украинцами, заставила фюрера вернуть главные ударные силы с московского направления на юг. Именно это, по более поздним признаниям гитлеровских генералов, стало концом блицкрига, что, возможно, помимо воли создателей сериала, нашло отражение в фильме.

Зато в противостояние между «доблестными» воинами вермахта и «плохими» карателями из гитлеровских спецвойск, показанных кинематографистами, не верится. Очень уж профессионально лейтенант Вильгельм Винтер одним ударом сапога по ноге пленного ставит на колени красного командира и хладнокровно убивает его выстрелом в упор. После такого невольно вспоминаешь знаменитого «Ревизора» Николая Гоголя с его унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла …

Киномифы крепкие

Фактически каждому известен ответ Сталина на предложение Гитлера обменять Паулюса на сына советского вождя: «Я солдата на фельдмаршала не меняю». Но, как оказывается, на самом деле речь шла о равноценной сделке: обмен старшего лейтенанта Красной армии на обер-лейтенанта вермахта Ганса Раубала – племянника фюрера и брата его бывшей любовницы Гели. Однако благодаря знаменитой киноэпопеи «Освобождение» миф стал гораздо более известным и даже убедительнее от правды.

К сожалению, «Наши матери, наши отцы» – фактически контрпропаганда и в определенной степени реакция в ответ на длительное замалчивание преступлений, имевших место со стороны победителей. Многим, например, известно, что менее 10% немецких солдат, взятых в плен под Сталинградом, дожили до возвращения домой? Или только «беспочвенной выдумкой» является жуткие подробности массовых и организованных изнасиловань немок без скидок на возраст? В немецком сериале этому посвящена действительно жуткая сцена – расстрел советскими воинами тяжелораненых в немецком госпитале и звериное надругательство над медсестрами.

Вполне допускаю, что подобное могло иметь место, однако святая правда, что взятых в плен раненых красноармейцев и командиров немецкие конвоиры целенаправленно достреливали даже в колоннах, а не отправляли в своии госпитали, как это показано в фильме. Не помешает напомнить, что когда во время успешного контрудара гитлеровцев в районе озера Балатон несколько советских госпиталей захватил враг, то женский медперсонал не только изнасиловали, но и живьем сожгли вместе с тяжелоранеными, предварительно забив окна и двери и облив помещение бензином – по логике нацистов, канителиться с уничтожением каждого отдельно во фронтовых условиях было просто некогда. Это страшные подробности событий марта 1945, когда судьба Третьего рейха уже решилась, о чем не грех помнить тем, о чьих матерей и отцов идет.

 

Иван Петров

Добавить комментарий