«В кино и телесериалах я часто злюка — видимо, не вырос еще тот режиссер, который сумел бы снять меня как женщину-парфюм»

Наталья ВАСЬКО

 

Новогодне-рождественские праздники полны действа, мечтательности, сказочности, народных традиций. И встреч. Это время сделало общение с известной украинской актрисой театра и кино Натальей ВАСЬКО.

— Наталья, новогодне-рождественский цикл праздников у украинцев, по сути, начинается с праздника Николая. Именно этот святой зажигает сказочно-дарунковий факел, который ярко пылает на протяжении целого месяца. Знаю, вы даже сказку, то бишь рассказ написали о Чудотворце.

— Однажды мне предложили написать звездную сказку. Сначала отказывалась. Но, поразмыслив немного, села творить «Лист до Миколая». Это скорее история, имеющая реальную основу: моя дочь Юлия, когда была еще довольно маленькая, жила с бабушкой и дедушкой в Червонограде и писала письма к Св. Николая. Я же работала в Киеве, пыталась стать на ноги, была далеко от своей кровинки. Тронуло, что в Чудотворца она просила лишь снега, а также чтобы приехала мама и чтобы у всех деток, которые не имеют вообще родителей, были подарки под подушками. Это очень поразило, потому что мой ребенок заботилась не только о себе, но и о всех обездоленных деток. Я решила, что такая история будет очень поучительной. И выложила ее на бумаге.

— А где праздновали Рождество?

— В родном Червонограде. Там живет моя мать. Тамошний детский театр «Сказка» помог воплотить мою мечту — стать актрисой, вселил веру в себя. Ведь в детстве у меня никогда не было смелости выступать, становиться на стул и декламировать стихи или петь песенки. Была застенчивой девочкой. В «Сказке» получила первые роли — Белочки, Котика. Руководитель театра Юрий Петрович Ярмолюк, который в прошлом году, к сожалению, ушел в мир иной, говорил: «Ты — Наталья Васько, я вижу Васько, а вот Кота — нет. Должен быть мне Котом». Задача вроде очень простое, но оно ставило меня в правильные актерские рамки. Ведь предложенные сценарные обстоятельства, и должна чувствовать, понимать, действовать, как этот мурлыка. Уже актрисой я была в свое время на конкурсе молодых художников и увидела преподавательское ужас, что вылилось в привитие юношам и девушкам безвкусицы к чтению, пению, поведения на сцене, к игре. Бедные дети, потому что их с детства ломают, искажают понятия, что такое хорошо, а что такое плохо. Мне повезло с преподавателем. Он говорил просто: «Ты сейчас не похожа на Белочку, а тут ты — не Кот, не Шапокляк». И я должна включить все свои механизмы, чтобы убедить, что это именно тот персонаж.

— Сначала «Сказка» называлась «Мечта». Итак, этот детский театр мечту в вас зажег, а попали в актерскую сказку?

— Попала. Когда вышла замуж, прожила с мужем три года, родилась Юля, но я вынуждена была подать на развод. Семейная драма повлияла и на то, что оставила театр. И тогда казалось, что навсегда. И вот увидела сон. 1 сентября в «Сказки» всегда набирали новых воспитанников. Снится мне, что в этот день я зашла в помещение и пристально вглядывалась в глаза каждого ребенка, а в этот момент плакала моя душа. Мальчикам и девочкам сказала, что они даже не представляют, куда попали, чтобы никогда не предавали актерству так, как я, иначе не откроются двери в прекрасный и интересный мир. Проснулась вся в слезах. Поняла: на какое-то время отошла от своей мечты, сказки, мне обязательно надо возвращаться обратно. Поистине я счастлива, когда в профессии — на театральной сцене или на съемочной площадке. Много чего пережила в этой жизни и радуюсь, что осталась на корабле своей мечты. Готова, образно говоря, и палубу мыть, и коком быть на том судне. Я не привередлива.

— Итак, есть простота, до которой опускаются, а есть — в которой поднимаются. Вы уже в когорте известных артистов страны, но, как на меня, звездная болезнь вас не настигла, остаетесь человечным, приветливым, искренним. По крайней мере с нашей даже сегодняшнего разговора это следует.

— Мне когда-то один российский актер замечание сделал, что разговариваю с консьержками, заурядными людьми. Я его зато переспросила, чем он от них отличается, разве хамовитістю, дерзостью. Сказала тогда ему: они такие же люди, как ты, просто их камера не снимает.

— В российский кинематограф вы все-таки попали?

— Что такое российский кинематограф? Это тот, который роскошествует в Украине. Не езжу в Россию и не снимаюсь там. Эти все проекты творят в нашей стране. Меня как актрису причавили к стенке и почти не дают выбора. Ведь украинского кино и украинской телематеріалу очень мало снимали, да и сейчас также. Сейчас достаточно много российских актеров снимается в главных ролях. Активно работают российские режиссеры, сценаристы, операторы. После российской оккупации Крыма и начала агрессии на востоке Украины они немного переждали и снова появились на наших просторах. Это как с той вывеской «Сбербанк России» — слово «России» сняли, а «Сбербанк» остался. Вот и вся разница. Единственное, что я могу на площадке, где вместе со мной снимаются российские актеры, где русские составляют половину съемочной группы, — дать им понять, что они приехали к моему дому, в гости, поэтому я не унижаю себя, не позволяю хаять ни украинский язык, ни все украинское. Когда только начиналась Революция достоинства, снималась в сериале «Верни мою любовь». Однажды случайно упала какая-то картинка. Двое российских актеров увидели в этом факте определенную мистику, а причину нашли в том, что, мол, я только что разговаривала по телефону «на сваєй мове». Мгновенно среагировала на эту безобразную реплику: «Это ты приезжаешь сюда и будешь мне указывать, на каком языке я должен общаться?!» То есть провела свой Майдан. Это сейчас мой единственный шанс что-то для Украины сделать — не позволять ругать, насмехаться над ней, над моим родным языком. И еще мне надо играть, чтобы меня увидели, чтобы Украине я принесла славу.

— Вам безразлично, где и у кого сниматься? Извините, на первом плане выступает финансовый вопрос или все-таки выбираете роль?

— Почти нет такой киноработы, о которой сказала бы, что она от начала и до конца сделана безупречно. У меня всегда есть к себе большие вопросы. Что такое киноиндустрия? В театре в процессе репетиций сама в состоянии вырисовывать и понимать, что выходит с представлением, имею возможность что-то исправлять, дорабатывать. В кино же есть текст. Во многих сериалах его пишут, как говорят, почти на коленях, поэтому до конца не всегда можно понять свою героиню, почти невозможно понять, чем эта история заканчивается.

Деньги же — для того, чтобы выжить. Если бы я не снималась, не знаю, могла бы вообще финансово держаться на плаву. К тому же пока что на себе держу всю свою семью.

За фильм «Гнездо горлицы» Наталия Васько получила «Золотую стрекозу» в номинации «Лучшая актриса второго плана», Фото nv.ua
За фильм «Гнездо горлицы» Наталия Васько получила «Золотую стрекозу» в номинации «Лучшая актриса второго плана», Фото nv.ua

— Видел несколько фильмов, где вы снимались. Играете женщин сильных характером, фатальных, а часто и коварных, недобрых. Это амплуа?

— Когда смотрю 20-летней давности фотографии или какие-то собственные короткометражные работы с высоты теперешних лет, думаю, какая я прекрасная, кажется, не стопроцентная, а тисячовідсоткова женщина в кино могу быть. Но не знаю, почему в кино и телесериалах — злюка-бобер часто; пожалуй (смеется), не вырос еще тот режиссер, который сумел бы снять меня как женщину-парфюм. Стараюсь иметь красивый вид, чтобы дождаться такой истории о себе. Чаще на экране эксплуатируют, используют мою силу характера и взгляда, конечно же, для меня было бы интересно попробовать сыграть что-то комедийное, легкое и украинском языке.

— Страдаете за самой собой в украинском кино?

— Бесспорно. К тому же — и в украинском кино, и в телепродукті. Мне кажется, могу его делать очень хорошо. Но если украинское — то жалко малобюджетное. В последствии получается история о непутевом украинца, такого смешного, просторікуватого, и в то же время разумного, скажем, москаля. Хотя должны научиться снимать фильмы, где высмеиваем свои недостатки, самих себя, но, конечно, было бы хорошо, если бы было больше средств, времени, прописаны сценарии и игралось на высшем уровне.

— Как считаете, в украинском фильме должны говорить на суржике, сквернословить должны позаботиться, чтобы было больше литературного языка?

— Я за то, чтобы не опускаться до уровня персонажа, который разговаривает на суржике, употребляет много русизмов, сквернословит. Нужно поднимать уровень украинского языка на экране. Есть хорошие сценаристы, литераторы, которым, к сожалению, трудно пробиться в киноиндустрию. Ждем с продюсером Владимиром Филипповым на питчинг, ведь есть интересный замысел сценария «Щедрика» Ксении Заставской, прекрасной одесской писательницы. И речь у нее богатая. Надеюсь, эту идею удастся воплотить.

— И о ком «Щедрик»? Про Николая Леонтовича?

— И про эту славную, всемирно известную щедривку-оберег украинской нации, и об истории семьи, которая живет в разные периоды, когда нами правят разнообразные наши здоланники — во времена польского господства, фашистской оккупации, за первых и вторых советов”. Эта семья проходила через испытания, которые поступали-ставили перед ней различные властные органы и времена, но, несмотря ни на что, сохранила «Щедрика».

— Что все-таки творилось в вашей душе, когда не утверждали на роль в новой ленте? Вас это слишком сердило или вызвало слезы, ятрило сердце?

— Вопрос «Почему?», конечно, всегда ставила себе. Но осознала: не надо останавливаться в своем творчестве, не обязательно должны все режиссеры звать в фильм. Правда, были такие проекты, где, казалось, именно я должна была сыграть роль, и фортуна прошла мимо — значит, не сделала всего, что от меня зависело.

— Спасибо за интервью, госпожа Наталья!

— Всем украинцам желаю счастья в новом году, чтобы мир наконец поселился на нашей земле.

Николай ШОТ

Добавить комментарий