После пожара на Чернобыльской АЭС мы стали другими людьми

После пожара на Чернобыльской АЭС мы стали другими людьми

 

Чем больше времени проходит после Чернобыльской катастрофы, тем все яснее осознаешь, что тогда действительно сбылось одно из предсказаниям пророческой книги святого Иоанна Богослова – Апокалипсиса: на землю упала звезда Полынь, и воды стали горькими … Это было не простое испытание для людей, которые оказались в зоне действия радиации, а испытание для власти, которая не понимала, что надо делать. Авария и пожар стали не только крупнейшей катастрофой в истории ядерной энергетики, но и событием глобального масштаба. Мировое сообщество начало осознавать, что земной шар не так уж велик, а человек – не защищен ни какими границами.

Архивы КГБ открыли страшные тайны

Изучая рассекреченные документы из архивов КГБ, председатель Института национальной памяти Владимир Вятрович рассказал, что они позволили воссоздать путь к аварии 26 апреля 1986 года. Историк уверен, она – результат деятельности советской системы, эта авария, которая не могла не произойти. Сооружение АЭС постоянно сопровождали проблемы, о которых говорится в докладных КГБ. Эти документы богаты фактами о поставках некачественных строительных материалов, ненадлежащей номенклатуры, о фактах похищения аппаратуры и т.д. Все это происходило в условиях постоянного ускорения темпов строительства.

Когда запустили первый энергоблок, на нем сразу возникли проблемы. Историк нашел сведения о неизвестных ранее многочисленных авариях 1978, 1982, 1983 и 1984 годов. А потом был апрель 1986-м.

Не менее впечатляющими оказались документы о первых действиях власти после катастрофы. Она старалась не столько устранить пожар, защитить и спасти людей, сколько предотвратить распространение информации о том, что произошло. В одной из первых докладных к первому секретарю ЦК КПУ Щербицкого рассказывалось, что в 01.25 на ЧАЭС произошла авария, в результате которой начался пожар и поднялся до таких-то показателей уровень радиации. Резолюция чиновника была красноречивым – «Что это значит?» Человек, который должен был принимать решения, не понимал, о чем идет речь.

Другой показательный документ – график уровней радиационного загрязнения столицы. Оказывается, его пик приходился именно на 11-12 час 1 мая, когда в Киеве массово вывели людей на демонстрацию, в том числе и детей.

Немало сохранилось в архивах документов 1986-1988 годов о том, как КГБ пытался помешать распространению информации о Чернобыле, как подсаживали иностранным журналистам своих агентов, устраивали утечки нужной информации. Так, КГБ исправно выполнял поставленную задачу и блокировал правдивые сведения об аварии.

Последствия аварии были тотальными

По словам Владимира Вятровича, авария сказалась сразу на нескольких уровнях. Прежде всего на конкретном человеке – как потеря доверия к советской власти. Во времена СССР существовал негласный общественный договор – выжить можно было благодаря лояльности к власти, а несогласных подвергали притеснениям. Те самые лояльные больше всех и пострадали от Чоронобиля, потому вышли с детьми на демонстрацию. Доверие к советской власти держалось на мифе о ее могуществе. Когда люди оказались перед реальной опасностью, государство оказалось бессильным, неспособным защитить людей и помочь им.

Киевляне лишились страха

Писательница и переводчик Оксана Забужко уверена, что тогда те, кто не имел возможности выехать из города и оставался жить в радиоактивной столицы в состоянии оцепенения, ждали смерти. Тогда, по ее словам, каждый понимал, что все вечное и живое вдруг могло исчезнуть. Из западных источников киевляне узнавали, что нужно ежедневно мыть голову и пол, сидеть в квартирах с закрытыми окнами в цветущем жарком городе. Она призналась, что очень трудно выразить те чувства даже через 25 лет.

А тогда все ждали эвакуации, рассказывали разные слухи. Лавина эвакуации нарастала. Первыми бежали те, кто мог убежать. Партийное начальство штурмовало вокзалы и кассы. И выезжали именно те, кто должен был организовать спасение.

Вспомнила она и успокаивающие лекции, которые организовывали впоследствии для тех, кто остался. И тогда люди не сдерживали своего недовольства. Вспомнила она и слухи о том, что украинская академия наук якобы не давала своего разрешения на строительство АЭС в густонаселенном районе. По мнению Оксаны Забужко, именно тогда киевляне перестали верить власти, лишались страха перед ней.

Постчернобыльский синдром

Писатель, эколог Сергей Мирный во время Чернобыльской катастрофы был офицером радиологической разведки, поэтому прошел всю зону и по всей ее территории измерил радиационный фон. По его утверждению, наибольший ущерб тогда людям нанесла не радиация, так как действие ее ограничено территорией и физическими свойствами, а то, что не было правдивой информации и реакции общества на угрозу. Именно это стало тестом на здоровье общества.

Все до сих пор ругают запоздалую эвакуацию пятидесяти тысячного города Припять. Зато эколог заверил, что тогда ее провели быстро и организованно автобусы были, людей слаженно выводили и вывозили. Участник тех событий подчеркнул, что не надо воспринимать Чернобыль только как поражение, потому что это был и успех – известных ученых, инженеров, ликвидаторов, которые боролись с угрозой, масштаб которой мог быть значительно больше. Авария обнаружила лучшие качества у мужчин – потому они стали другими людьми.

Добавить комментарий